Меню пользователя

Забыли пароль ?Пароль:

Реклама


Снова спонсоры




Поиск по сайту



Нажмите тут, чтобы добавить java-библиотеку в избранное


В нашей мобильной библиотеке собраны java книги и текстовые книги для чтения на мобильных гаджетах например: мобильные (сотовые) телефоны с поддержкой JAVA, КПК или Карманных компьютеров и MP3 плееров с поддержкой обычного формата TXT.
Всё очень просто - Вы выбираете и скачиваете книгу, и просто наслаждаетесь чтением. На всякий случай, к каждой книге приложена подробная инструкция )))

Добавьте свою книгу в библиотеку!

Уважаемые читатели Вы можете добавлять свои книги в любом текстовом формате (JAR, FB2, TXT, DOC, RTF), для этого просто нужна авторизация (если Вы не новичок - то для вас открыта регистрация).
Для добавления книги достаточно нажать кнопку в верхнем меню: Добавить книгу

Создайте сами свою JAVA книгу!

Очень часто не находиш книжку которая так нужна именно сдесь и сейчас. Или например готовишся к экзамену, и нужно как то спрятать шпаргалку -создать Java книжку - которую можно было бы украдкой подсмотреть на своем плеере, или телефоне.
Или быть может Вы новый автор, который хочет расширить свою аудиторию читателей?
Все просто! Для создания java книги достаточно нажать кнопку в верхнем меню: Создать java книгу, для этого даже не нужно регистрироватся - сервис абсолютно бесплатен!



Лучшая книга

Танцующее Пламя

Иващенко Валерий

Описание книги:

Тайная война с применением магии не утихает ни на миг – в отличие от войны явной. Неизменно встревающий во все авантюры и действующий подчас негласными методами молодой волшебник все же не преступил в себе некую черту. Хотя судьба щедра на авансы, только попробуй пойти по темной стороне Силы, используя страх и недоверие людей… И он не забывает старых друзей, находит новых и зубами вцепляется в единственный шанс, предоставленный слепым случаем.Подробнее...

Рейтинг: 5/56 Комментарии (0)



Гулеватый Павел
Биография


Жанр: Поэзия
Превратится ли брага сборника в крепкое вино, элитарный напиток или самогон – кто знает? Если это зависит только от степени личного бескорыстия по отношению к дару, – кто испытывал голод в нём, или благость его – научен, рискуешь многим. Вот и смиряемся, загнанные в "общечужое" (Б. Пастернак). Только бы не забыть, бултыхаясь в нём, только бы не забыть самому, что Бог создал обновляющую себя красоту. Что всякое действие, не заряженное энергией сопутствия Замыслу, каким бы благостным не представлялось, варварство. Вы скажете – всем хорошо не будет. Но когда, соприкоснувшемуся с нами, нет вреда – каждая клеточка наша рада этому, и хочет, чтоб так было. И божья коровка, и чистая капля, и тающая снежинка, и тычинками подкрашенный кончик носа любопытной Варвары – убеждают нас, что не в той кубышке заначка. Новый Ной от многого из накопленного барахла откажется. Но умрёт ли спокойно, насытившись солнцем, уже наверняка зная, что в семье не без урода, - а, читатель? А может, никакого Ноя уже и не будет? Какой смысл Создателю прокручивать эту комедию дважды, раз наука не впрок. Может, ковчег подо мной, с присоседившейся букашкой, – последний оплот опомнившегося в генах? Не только осязающего, но и осознающего, что нет ничего фантастичнее и художественнее явленного. И самый лучший художник в мире, тот кто, в этой мастерской, всего лишь подмастерье? В храме этом – послушник? Комахе – спутник? И когда перебродят в нас всякие чертовы гомна, поздно ещё не будет? Даже дождь, задуманный, как возвращение духовности к месту своего рождения, слепой дождь, до последней капли надеется донести живинку прозрения, не вытесненную техногенным круговоротом, настраивает нас на согласное звучание, спасаясь от мёртвой хватки восходящего от нас одичания. Старается – чтоб выбор был. Дождь о котором речь – большая роскошь. Но эта капелька, с зародышем просветления, наша. Вот она выбилась от удара привальника о встречный бугорок зяби. Вот она покатилась по шероховатому борту, взбежала на холм голеностопа, подрагивает в углублениях между напряжёнными жилами. Что тебе до неё? А это ноги твои целует, живой дух белого света. Целует – не нацелуется. Нацеловаться спешит, вечный – у тебя смертного – пощады просит, пока теплом богат и дуновениями всяческими, не поднимется, откуда пришёл. Но в душе тумана и о тебе память затеплится.