Меню пользователя

Забыли пароль ?Пароль:

Реклама


Снова спонсоры




Поиск по сайту



Нажмите тут, чтобы добавить java-библиотеку в избранное


В нашей мобильной библиотеке собраны java книги и текстовые книги для чтения на мобильных гаджетах например: мобильные (сотовые) телефоны с поддержкой JAVA, КПК или Карманных компьютеров и MP3 плееров с поддержкой обычного формата TXT.
Всё очень просто - Вы выбираете и скачиваете книгу, и просто наслаждаетесь чтением. На всякий случай, к каждой книге приложена подробная инструкция )))

Добавьте свою книгу в библиотеку!

Уважаемые читатели Вы можете добавлять свои книги в любом текстовом формате (JAR, FB2, TXT, DOC, RTF), для этого просто нужна авторизация (если Вы не новичок - то для вас открыта регистрация).
Для добавления книги достаточно нажать кнопку в верхнем меню: Добавить книгу

Создайте сами свою JAVA книгу!

Очень часто не находиш книжку которая так нужна именно сдесь и сейчас. Или например готовишся к экзамену, и нужно как то спрятать шпаргалку -создать Java книжку - которую можно было бы украдкой подсмотреть на своем плеере, или телефоне.
Или быть может Вы новый автор, который хочет расширить свою аудиторию читателей?
Все просто! Для создания java книги достаточно нажать кнопку в верхнем меню: Создать java книгу, для этого даже не нужно регистрироватся - сервис абсолютно бесплатен!



Лучшая книга

Танцующее Пламя

Иващенко Валерий

Описание книги:

Тайная война с применением магии не утихает ни на миг – в отличие от войны явной. Неизменно встревающий во все авантюры и действующий подчас негласными методами молодой волшебник все же не преступил в себе некую черту. Хотя судьба щедра на авансы, только попробуй пойти по темной стороне Силы, используя страх и недоверие людей… И он не забывает старых друзей, находит новых и зубами вцепляется в единственный шанс, предоставленный слепым случаем.Подробнее...

Рейтинг: 5/56 Комментарии (0)



Камша Вера
Камша Вера
Камша Вера
Камша Вера
Биография

Вера Камша
(1962-11-05)

Автобиография с официального сайта автора:

Корни у меня старомосковские, но родилась я во Львове, куда нашу семью забросило после войны. Бабушка была военным медиком, а медиков и профессуру тогда в приказном порядке отправляли на Западную Украину. Интеллигенция там в подавляющем большинстве была польской, немецкой и еврейской, и трехкратная смена власти в 1939, 1941 и 1944 ее почти полностью доконала. Ехать моим родичам не хотелось, но деться было некуда. Дед в 1938 был арестован, о чем моей бабушке тактично напомнили, и майор медицинской службы Голохвастова взяла под козырек и поехала во Львов.
Кстати, история их с дедом любви сама по себе — сюжет для романа. Они встретились в Москве. Дед, Сергей Васильевич Голохвастов, только что имел то ли глупость, то ли смелость вернуться из Парижа, где оказался во время Первой Мировой в составе экспедиционного корпуса. Бабушка приехала из Сибири учиться живописи (Строгановку она закончила, но на этом ее карьера художницы и оборвалась). Ей было 17, а ему... Сергей Васильевич был старше ее отца на два года, но это было чувство на всю жизнь.
Все остальное было обычным для тех лет и того круга. Соловки, короткий промежуток между отсидками, рождение дочери и 1938 год со всеми вытекающими. Бабушка к этому времени поняла, что живописью жив не будешь и поступила в медицинский. Это было уже на Кубани, куда семья шарахнулась после очередного ареста. Войну она встретила молодым специалистом, а закончил начальником медчасти большого эвакогоспиталя. Врачом была от бога, спасенные ей люди продолжали писать десятилетия спустя. Бабушка была недурна собой, и не раз могла устроить свою судьбу, но предпочла ждать, даже когда ночью пришел какой-то человек и сообщил, что Сергей Васильевич умер в лагере.
Так наша семья оказалась во Львове, где выросла моя мать и родилась я. Потрясающе красивый город. Впрочем, чего рассказывать о том, что все и так видели. Именно Львов сыграл роль Парижа в «Трех мушкетерах».
Во Львове я закончила школу и институт и на всю оставшуюся жизнь получила прививку от национализма. На редкость мерзкая вещь, должна признаться, не испытав на своей шкуре, не поймешь. По образованию я — инженер-нефтяник, и даже краснодипломница. Не подумайте чего плохого, это не от излишнего прилежания, а из-за нервных друзей, которым приходилось подсказывать на всех коллоквиумах и зачетах.
В «Политех» меня занесло потому, что таблица Менделеева — и в Африке таблица Менделеева, а я слишком любила Гумилева и не переносила Маяковского, чтобы идти на тогдашний гуманитарный. Будь я на пару лет помладше, видимо, поступала бы на истфак. И хорошо, что этого не случилось. Я убеждена, что техническое образование дает больше гуманитарного, по крайней мере, в любезном отечестве. Нас учили ставить задачи и их решать, а не заучивать чужое мнение в качестве истины в последней инстанции.
Факультет представлял собой некое подобие Ноева ковчега, кто только на нем не учился. Моими однокашниками были греки, португальцы, чехи, словаки, немцы, не говоря уж об Азии, Африке и Латинской Америке. Наиболее экзотические имена (вроде Андриаманзаки-Ракатуманги) я потом нагло использовала. Было весело, потом все разъехались. Я, бросив «синицу в руках», вопреки многочисленным советам уехала в Ленинград, хотя с откреплением пришлось повозиться. Мы успели убраться с Западной Украины как раз вовремя.
А дальше и вовсе просто. Позднеперестроечное обалдение, прыжок вниз головой в демократию, разочарование и в идеях, и в людях, которые их проповедовали. Все, как положено. Журналистикой занялась по совету друзей, дело пошло. В 1994 году это стало моей основной профессией, которая мне нравится, несмотря на некоторые специфические моменты. Именно журналистика помогла мне, говоря высоким штилем, вновь обрести веру в человечество. В 1995, собирая материалы для статьи об адмирале Горшкове, я познакомилась с моряками-подводниками и поняла, что искала настоящих людей не там, где следовало. Второй поворотной встречей стало заказанное интервью с Ником Перумовым, благодаря все тому же Николаю Гумилеву перешедшее в дружбу. Ник и втравил меня в писательство, хотя писателем я себя не считаю. Для этого нужно нечто большее, чем сочинить несколько книг. У Перумова это «нечто» имеется, а я в себе его не ощущаю, хотя пишу с удовольствием.
Вот вроде и все. Ничего выдающегося. Жизнь как жизнь. Поляки говорят, что человек должен жить так, там и среди тех, с кем должен. В этом смысле мне повезло. Я делаю, то что мне нравится, живу в обожаемом мной городе и рядом со мной именно те люди, которые мне нужны. Наверное, это и есть счастье.



Жанр: Фэнтези
Серия "Отблески Этерны"
По преданию, Кэртиана держится на четырех столпах – четырех Великих Домах, чьи потомки составляют ее мощь и славу. Однако приход к власти узурпатора-бастарда сделал лучших людей Золотой Империи непримиримыми врагами. И вот уже четыреста лет над одними вороном реет тень предательства, лица других овевают ветра изгнания, третьих судьба проверяет на крепость, как море скалы, а четвертым молнии несчастий испепеляют сердца. По преданию, Четверым суждено соединиться. Но только случится это на дружеском пиру или на поле брани – неведомо. Как неведомо будущее забывшим прошлое и не желающим понять настоящее.
 Принц Ринальди Ракан обвинен в насилии над представительницей Великого Дома Борраска. Справедливо ли обвинение? Какая кара ждет преступника? Какая судьба ждет страну и весь род Раканов?
Кто знает, куда ведут дороги Добра и что позволяет Злу поселиться даже в самых благородных сердцах? Неведение дарует людям мир, хотя бы на время. Но мир – куда более опасное дело, чем война. В мирное время беды следует ждать везде – и она непременно приходит – от рук врага и от слов друга. Повелителю Дома Скал Ричарду Окделлу и Наследнику Дома Молнии Роберу Эпинэ отведены не самые счастливые роли в политической мистерии королевства Талиг и всех Золотых Земель. Что ждет их и что ждет Золотые Земли? Удержится ли мир и дальше на острие клинка Первого маршала Талига Рокэ Алвы или сорвется в пропасть?
На дорогах Кэртианы — следы слепой подковы, но земным властителям не до древних пророчеств. Шаткий мир вот-вот сменит очередная война, в которой каждый хочет урвать кусок пожирнее. Фактический правитель королевства Талиг кардинал Сильвестр согласен платить за столь необходимый хлеб не золотом, а воинскими талантами маршала Алвы. Непревзойденный полководец скачет в осажденный Фельп, не дожидаясь медленно движущейся армии. За его спиной — подавленный бунт, впереди — новые сражения. Знает ли маршал, кто является самым грозным врагом Талига и его самого? Что ждет юного оруженосца Алвы, предавшего своего господина ради любви? Вернет ли выросший в изгнании Альдо Ракан трон предков и что выберет его лучший друг Робер Эпинэ — живую совесть или мертвую честь? Кому улыбнется Победа, а кого настигнет страшная всадница на пегой кобыле? Шар судеб стронулся с места, его не остановить…
 Невозможное все же случилось. То ли волей высших сил, то ли золотом и интригами таинственных гоганов принц-изгнанник Альдо Ракан занял столицу предков. Король Фердинанд Оллар в плену. В плену и непобедимый Рокэ Алва, обменявший свою свободу на жизнь Фердинанда.

Свято верящий в свое божественное происхождение, Альдо с упоением готовится к коронации и возрождает древние порядки. Счастлив и обретший себя в служении делу Раканов Ричард Окделл, но принцесса Матильда и принявший из рук Альдо маршальскую перевязь Робер Эпинэ в ужасе от того, чем оборачивается победа.

Тишина в столице, это тишина в центре смерча. Только зима и нависшие над границами Талига вражеские армии мешают сохранившим верность Олларам войскам ударить по захватчикам. Только чувство долга удерживает Робера рядом с Альдо, а время уходит. Пегая кобыла, древняя вестница смерти, ходит по кругу, и круг этот все шире.

Излом Эпох... Странное, неустойчивое время, но великие бедствия из полузабытых пророчеств не спешат обрушиться на Кэртиану в отличие от столь привычных людям войн, интриг и предательств. Шар Судеб катится все быстрее. Гаснут маяки и звезды. Золотой Договор превращается в пустые слова. Древние знания отброшены или искажены, но человек остается человеком и во тьме, и в тумане.
Где то с той стороны, на изнанке мира, катится лабиринтом Шар Судеб. Он катится, и начинаются войны, рушатся города, сходят обвалы. Шар можно подтолкнуть, направить в другую колею, но и там он будет крушить и давить он не умеет иного. А люди и нелюди Кэртианы чувствуют, как дрожит то, что казалось незыблемым. Чувствуют войну, которой не избежать, ведь выбор это та же битва, и один потомок славного рода выберет честь и верность, другой иллюзии и обиды. Мертвые и живые воюют по своему и за свое, и даже мертвая кровь могла бы пригодиться но поймет ли это тот, кто уже разменял кровь живуюА Шар Судеб все катится, набирая обороты. Сдаются крепости. Стучат клинки. Расцветают ирисы на пепелище. До начала нового Круга осталось… Если осталось…